Издательство Института Психотерапии Москва 2003 Перевод с немецкого: Ингрид И. Рац Научный редактор: Михаил Бурняшев Хеллингер Б. Порядки любви: Разрешение - страница 13



Утэ: Я вижу, что много лет была слишком строгой в своих оценках и суждениях о хорошем и плохом.

Б.Х.: Тебе не следует так детально описывать свое поведение, иначе ты снова станешь прежней.

Утэ: У меня есть еще один вопрос, касающийся той темы, которую мы затронули. Через три месяца после смерти моего отца я попала в серьезную автомобильную катастрофу. Я перенесла перелом основания черепа и нескольких спинных позвонков. С тех пор...

Б.Х.: Достаточно! То, что меня действительно интересует, это какая системная динамика здесь действует!

Утэ: Я провела связь между катастрофой и твоими замечаниями о могиле, так как после той автокатастрофы со мной произошел целый ряд несчастных случаев, и я думаю, что возможность попасть в еще одну катастрофу для меня не исключена.

Б.Х.: А ты понимаешь почему?

Утэ: Я предполагаю, что из-за моего желания выразить солидарность с отцом и показать ему мою лояльность.

Б.Х.: Это только одна сторона проблемы. С другой стороны, подобный ход событий указывает на то, что ты стремишься наказать себя за то, ,что тебе известно что-то из интимной сферы твоих родителей. Когда ре-мок нарушает порядок происхождения, стараясь узнать какие-то ин-имные детали отношений между родителями, и судит их, тогда он зани-ает более высокий ранг в системе, чем они. Когда в семейной системе наблюдается целый ряд трагических событий, то есть несчастных случаев, самоубийств и т. п., это результат того, что в ней нарушен изначальный порядок. Например, если занимающий более низкий ранг по хронологической очередности в системе занимает место, принадлежащее ее членам высшего ранга, то он бессознательно реагирует на это потребностью к несчастьям, неуспеху и собственной гибели.

Решение твоей проблемы заключается в том, что ты должна отказаться от твоего «захваченного» места в системе и быть благодарной за то, что самого худшего с тобой еще не произошло. Кроме того, тебе необходимо извлечь урок из этой ситуации и постараться изменить ее.

Утэ: Мне бы очень хотелось это сделать, но пока я как будто в тумане и даже не воспринимаю тебя.

Б.Х.: Это неважно. Если ты еще не все поняла, тогда внутреннего противодействия у тебя тоже не возникнет, а мои слова беспрепятственно проникнут в твое бессознательное.

Утэ: Когда я вспоминаю все эти несчастные случаи, у меня возникают чувства, которые мне трудно описать. Все это действительно словно в жарком тумане. Я часто думаю о брате моего отца, который в 54 года погиб в результате несчастного случая из-за того, что был изнурен. Я тоже очень часто ощущаю себя изнуренной. Определенных чувств я при этом не испытываю, только внутри поднимается какая-то неприятная жара.

197

Б.Х.: Ты помнишь историю об эскимосе, который уехал на каникулы в экваториальную Африку, и к чему он там привык? Утэ: К жаре! Понимаю!

На полпути к счастью

Франк: Я все еще думаю о той расстановке, которую ты провел вчера вечером. Я еще не совсем понял мою роль в системе.

Б.Х.: А это и невозможно до конца понять. Мы можем увидеть только влияние действующих сил и благодаря этому найти решение. Если же мы стараемся продолжить поиски и думаем, что наконец нашли все причины сложившейся ситуации, то это только иллюзия, так как все эти «причины» в итоге затеряются в темноте. Все, что тебе потребовалось, чтобы найти решение, становится видным в процессе расстановки. Тот, кто попытается искать дальше, упустит найденное решение.

Знание полезно только тогда, когда оно служит практическому осуществлению найденного решения. Когда мы стараемся узнать больше, чем для этого необходимо, наше знание приобретает деструктивный характер и становится заменой полезных действий.

Франк: Мой самый главный вопрос к тебе: если вчерашняя расстановка была верной, значит, было бы правильным, если бы мои дети стали жить у меня?

Б.Х.: Конечно, это было бы правильным.

Франк: Это противоречит тому, что я вижу в настоящее время: мне кажется, с матерью они чувствуют себя хорошо.

Б.Х.: Конечно, твоя жена - хорошая мать, и поэтому тебе пока не нужно немедленно принимать какое-то решение. Тебе только необходимо сохранить внутри себя правильную картину и позволить ей развивать свое действие.

Франк: Хорошо, я согласен.

Б.Х.: Эта правильная картина работает за тебя. Тебе нужно только подождать, пока она не разовьет своего действия. Тебе это понятно?

Франк: Наполовину.

Б.Х.: Ну что ж, это означает, что ты уже на полпути к счастью.

Иметь или не иметь ребенка

Дагмар: Конец расстановки семьи Франка вчера вечером был для меня особенно важным. Мне трудно сказать, какие точно у меня чувства, но картина была такой, какую я всегда желала. Но моей первой реакцией была мысль о том, что дети Франка не должны стоять рядом с ним, за исключением того, если бы у меня с ним тоже был ребенок. Эта тема занимает меня уже много лет и, вероятно, связана с моим абортом и недав-

198

ним выкидышем. Значит, я человек очень амбивалентный и не знаю, хочу ли иметь ребенка от Франка или мы должны спланировать наше совместное будущее по-другому.

Вторая жена

Б.Х. (Дагмар): Мне хотелось бы добавить еще несколько слов о вчерашней расстановке семьи Франка. Предположим, что картина, которая возникла в результате расстановки, осуществится в реальности. Тогда для тебя будет действовать следующий принцип: по отношению к детям Франка у тебя не будет никаких прав или долгов. Все это касается исключительно Франка и его первой жены.

Дагмар: Я совершенно согласна.

Б.Х.: Ты просто жена Франка, не более. То же самое ты можешь сказать его детям: «Я только жена Франка; все остальное должны уладить он и ваша мать!» И если ты тогда еще будешь к ним хорошо относиться, то Франк будет в долгу перед тобой, так как это означает, что ты отдашь им что-то, хотя и не обязана.

Дагмар: Значит, я должна быть дружелюбна по отношению к ним?

Б.Х.: Просто дружелюбным человек может быть по отношению ко всем. Здесь же речь идет о другом. Ты должна делать для них что-то особенное, например, готовить для них, если они придут к вам в гости. А такое поведение всегда заслуживает особенного уважения со стороны мужчины. Конечно, и твоя любовь к Франку играла бы здесь свою роль. Но если ты будешь готовить для его детей, это что-то особенное, и он должен уважать тебя за это.

Дагмар: Я всегда была добра к ним, дарила подарки к Рождеству...

Б.Х.: Это уже слишком много! Таким поведением ты словно ставишь себя на место их матери. Это тебе не позволено. Твоя доброта должна проявляться так, будто она не намеренная; вторая жена всегда должна проявлять сдержанность. Давать необходимое детям - это задача Франка. Ты можешь ему помочь, не выступая на первый план. На все это тебе ^следует обратить особое внимание!

Кроме того, второй жене необходимо обратить внимание и на сис-емный порядок происхождения. Во время первой связи наивысший ранг шеют отношения между мужем и женой. С точки зрения семейно-сис-гмного порядка эти отношения обладают первенством по отношению ко всему остальному. После того, как у пары родились дети, забота о них |нередко приобретает преимущество перед любовью, но это является нарушением семейного порядка. На детей такое нарушение действует угне-ающе, и требуется восстановление порядка в системе. Связь между му-кем и женой важнее заботы о детях. Когда родители жертвуют собой в ■пользу детей, это становится причиной негативных последствий. Всем |просто необходимо это осознать.

199

(К Дагмар): С другой стороны, когда у мужчины уже есть дети от первой связи, как у Франка, тогда он прежде всего отец этих детей, а его роль партнера второй жены занимает только второе место, то есть в данном случае забота о детях и любовь отца к ним имеют преимущество перед его любовью к тебе. Ты должна это признать. Предположим, у вас возникнет конфликт на этой почве и ты скажешь Франку: «Я намного важнее твоих детей!» Это было бы нарушением системного порядка с очень негативными последствиями для ваших отношений.

Дагмар: Да, я понимаю. Это действительно очень полезный совет для меня.

Желание бросить курить

Дагмар: Мне хотелось бы спросить тебя о том, что не имеет ничего общего с предыдущей темой. Дело в том, что я хочу бросить курить. Я бол ьше не хочу продолжать это саморазрушающее поведение и прошу тебя помочь мне. Мне известно, что с помощью твоей терапии этого можно достичь довольно быстро.

Б.Х. (немного помедлив): Я могу посоветовать тебе следующее: каждый раз, когда тебе захочется закурить, представь себе, что ты качаешь на руках своего абортированного ребенка.

Способ избавиться от головных болей

Ума: Я чувствую себя плохо. Сегодня у меня начались такие сильные головные боли, что я даже не смогла прийти сюда вовремя.

Б.Х.: Какого рода головные боли?

Ума: В задней части головы и в затылке. Я не думаю, что это просто простуда.

Б.Х.: Я назову тебе причину таких головных болей. Они возникают при накопленной и невыраженной любви. Как ты думаешь, в каком направлении она должна течь у тебя?

(Улла тяжело вздыхает.)

Б.Х.: Дыши, сосредоточившись на выдохе, и постарайся выдыхать с силой. Этот способ поможет тебе избавиться от избытка аффективной энергии. И не делать такого злого лица - еще один способ! Посмотри-ка на меня с улыбкой! Доброе утро!

Улла: Доброе утро!

Б.Х: Еще один способ - позволить такой энергии утечь через ладони. Держи руки с открытыми и повернутыми кверху ладонями. Да, так, точно! С помощью сильного выдоха, улыбки на лице и с открытых ладоней мы в состоянии избавиться от такой энергии.

Ума: Мне часто кажется, что я недостаточно сильно люблю мужа.

200

1

Б.Х.: Да, я думаю, ты права.

Ума: Это ощущение исчезает, как только я намеренно встаю рядом с ним.

Б.Х.: Я так и думал.

Ума: Я хочу добавить, что эта энергия не течет сама по себе, но только если я сознательно заставляю ее течь.

Б.Х.: В этом нет ничего плохого. Самое важное, что это помогает! С кем еще, по твоему мнению, ты должна встать рядом? Ты можешь узнать об этом у Софи. Она расскажет тебе, как это делается.

Уважая умерших, уважать Бога

Хартмут: Меня очень взволновало то, что Утэ рассказала о своих отношениях с родителями, а также твои слова от том, что вмешательство ребенка уравновешивается его желанием саморазрушения. Это вдруг объяснило мне очень многое. Когда мне было тринадцать, то есть во время моего полового созревания, моя мать ночи напролет в унизительном для отца тоне рассказывала мне интимные подробности о нем, и я не мог избежать ее рассказов. Это очень негативно отразилось на наших с ним отношениях: всякий раз при мысли об отце у меня возникал гомерический хохот. Об этом я снова вспомнил только сейчас. Единственное, в чем мы могли найти с ним согласие, было то, что мы одинаково реагировали на глупую шутку - одновременно разражались гомерическим хохотом. Так я никогда ни с кем другим не смеялся.

Б.Х.: А что ты имеешь в виду под гомерическим хохотом?

Б.Х.: Вообще-то, я сам точно не знаю. (Смех в группе.) Но в любом случае, я никогда ни с кем так не смеялся, как с отцом. Я думаю, что это знание о тайнах родителей повлияло на меня и послужило причиной того, что я очень часто шел на риск в области финансовых операций...

Б.Х.: Нет, нет! Каждое описание проблемы только усиливает ее. Как только самое существенное уже названо, больше ничего не надо добавлять.

Хартмут: Хорошо.

Б.Х.: И что, по твоему мнению, является решением твоей проблемы?

Хартмут: Упражнения в искусстве забывать?

Б.Х.: Нет, в твоем случае это упражнение состоит в глубоком поклоне перед отцом, но при этом ты должен представить себе, что совершаешь его перед Богом.

Отказ в уравновешивании

Ян: Мне бы хотелось задать вопрос: если в отношениях между двумя партнерами один глубоко ранил другого и этот другой не допускает уравновешивания с помощью открытой беседы, заявляя: «Я больше не хочу иметь с тобой ничего общего», что может предпринять первый?

201

Б.Х.: Ничего. Что же он сможет сделать? Ему только остается отвечать за последствия своего поведения. Тогда он будет снова свободен. Он не должен надеяться на то, что оскорбленный партнер поможет ему в обретении прежнего душевного спокойствия. Это невозможно.

Расстановка:

Идентификация младшей дочери

с матерью матери

Рут: Когда ты сказал, что меланхолия помогает сохранить тайное счастье, я почувствовала, что меня это тоже касается. Поэтому мне хотелось бы расставить сейчас мою родительскую семью и занять в ней принадлежащее мне место. У меня такое впечатление, что...

Б.Х.: Тебе не нужно давать никаких объяснений. Если ты этого хочешь, мы сделаем для тебя расстановку. Кто принадлежит к твоей семье?

Рут: Отец, мать, две старшие сестры (они близнецы) и я. Старшая из них умерла через четыре недели после рождения.

Б.Х.: Почему?

Рут: Они родились недоношенными и должны были некоторое время оставаться в больнице. После того, как мать уже смогла забрать вторую сестру домой, первая умерла в клинике.

Б.Х.: Кто еще из членов твоей семьи, по твоему мнению, находится в этом семейном переплетении?

Рут: Сестра моего отца умерла при родах, а немного позже один из братьев отца повесился.

Б.Х.: Произошло что-нибудь особенное с родителями отца?

Рут: Мне известно, что они упрекали друг друга в самоубийстве сына.

Б.Х.: Это служит защитой от боли и печали. Хорошо, расставим твою семью.



Рис. 15.1:

О - отец; М - мать; +1 — первый ребенок, старшая из сестер-близнецов, умершая после рождения; 2 — второй ребенок, младшая из сестер-близнецов; 3 — третий ребенок (Рут).

202

Б.Х.: Твои родители упрекали друг друга в смерти этого ребенка?

Рут: Да. Родители упрекали врачей, а мать упрекала саму себя за то, что послушала их совета забрать домой сначала одного ребенка и привыкнуть к его присутствию, а только затем — второго. Кроме того, я упрекаю отца в том, что он не настоял, чтобы мать забрала сразу обоих.

Б.Х. (участнику, исполняющему роль отца): Как чувствует себя отец?

Отец: Сначала мне было хорошо здесь, рядом с женой. Я чувствовал связь с ней. Но как только детей поставили возле нас, эта связь исчезла. Сейчас же я ощущаю какую-то дистанцию между нами. Справа от меня пустота. Там чего-то не хватает. Самая младшая дочь производит на меня впечатление учительницы, упрекающей меня и желающей указать на мои ошибки.

Мать: В присутствии моей младшей дочери я чувствую себя так, будто сижу на скамье подсудимых. Она смотрит на меня строго и со злостью, словно обвиняет в чем-то.

Первый ребенок: У меня боли в левом плече. Я чувствую только эти боли, а моя левая рука кажется тяжелой и длинной.

Второй ребенок: Я просто пришла в ярость, когда моя младшая сестра встала напротив меня. Я чувствую сильную агрессивность с ее стороны. Это чувство исчезает, как только я смотрю на кого-нибудь другого. Моя сестра-близнец нужна мне как опора. Она очень важна для меня. Родители же очень далеко от меня.

Б.Х. (участнице, исполняющей роль Рут): Как чувствует себя младшая сестра?

Третий ребенок: Сначала мне казалось, что моя задача состоит в том, чтобы поддерживать хорошую атмосферу в семье. Потом я подумала, что обучаю родителей, как нужно дружески относиться друг к другу. (Смеется.)

Б.Х.: Это признак идентификации. Третий ребенок принимает на себя роль умершего члена семьи, вошедшего в систему прежде нее. Вопрос в том, кто им может быть.

(К Рут): Что необычного произошло в родительской семье твоей матери?

Рут: Мать моей матери была самой младшей из четырех детей. Все старшие дети умерли, не прожив и двух недель, от какой-то детской болезни. Только моя бабушка выжила.

Б.Х. (к Рут): Как раз с ней ты и идентифицируешься. Ты переняла от нее как чувство меланхолии, так и чувство ответственности за счастье родителей.

(Исполняющей роль умершей сестры): Сядь на пол спиной к родителям и прислонись к их ногам... Как ты себя чувствуешь?

Первый ребенок: Намного лучше. Боли в плече почти утихли.

(Б.Х. изменяет констелляцию.)

203



Рис. 15.2

Б.Х.: Как сейчас чувствуют себя родители?

Отец: Мне хорошо. Сейчас я ощущаю сильную связь с женой. И мне нравится, что мои дети так стоят. Все уравновешено.

Мать: Мне тоже хорошо.

Б.Х. (родителям): Каждый из вас должен положить руку на голову умершего ребенка, словно вы собираетесь благословить его с любовью.

(Младшей дочери): Как ты себя чувствуешь?

Третий ребенок: Когда меня поставили на один уровень с сестрой, с меня словно груз свалился.

Второй ребенок: Когда ты переставил мою сестру от меня к родителям, это было для меня ужасным. Мне ее не хватает, но я могу к этому привыкнуть. Чем дольше я стою, тем больше привыкаю к этой ситуации.

Первый ребенок: Мне хорошо.

Б.Х. (участнице, исполняющей роль первого ребенка): Как только ты почувствуешь, что достаточно взяла от своих родителей, можешь снова встать рядом со своей сестрой-близнецом.



Рис. 15.3

Б.Х: А как вы все себя чувствуете сейчас? Первый ребенок: У меня все в порядке.

Третий ребенок: Мне хорошо, несмотря на то, что я потеряла свою важность в этой новой констелляции. (Все трое смеются.)

204

Отец: Мне нравится этот порядок.

Мать: И мне тоже.

Б.Х. (Рут): Тебе хочется встать на свое место в расстановке?

(Рут становится на свое место в расстановке и осматривается вокруг. Б.Х. добавляет в расстановку мать матери и ставит ее слева от матери, а справа от отца — участников, исполняющих роли умершей во время родов сестры отца и его покончившего с собой брата.)



Рис. 15.4:

ММ — мать матери; +СО — сестра отца, умершая при родах; +Б0 — брат

отца, покончивший жизнь самоубийством.

Б.Х. (Рут): Как ты себя чувствуешь, когда твоя бабушка стоит сейчас здесь? Ты должна представить себе всех трех ее умерших братьев и сестер рядом с ней.

Рут: Если она останется там, где сейчас стоит, то это будет лучше всего для меня. Если же она подойдет поближе, будет слишком грустно.

Б.Х.: Как чувствует себя бабушка?

Бабушка: Хорошо.

Б.Х.: Стоя на этом месте, она чувствует, что ее все уважают и она сохраняет свое достоинство.

(Отцу): Как ты себя чувствуешь, видя там своих умерших брата и сестру?

Отец: Хорошо. Сейчас та пустота исчезла.

Рут: И мне это нравится.

Б.Х: Значит, мы нашли правильную констелляцию.

Принимать или не принимать наследство

Рут: Я унаследовала столовое серебро умершей сестры отца. У нас с ней одинаковая монограмма.

Б.Х.: Ты должна вернуть его.

Рут: И как ты себе это представляешь?

Б.Х.: Я тоже не знаю, кто имел бы право унаследовать эти вещи. Но все же ты должна все вернуть. Ты это понимаешь?

205

Рут: Да.

Б.Х.: Иначе это означало бы, что ты получаешь преимущества от ее смерти, а этого недопустимо с семейно-системной точки зрения и негативно воздействует на членов системы.

Мать: До того, как ты сказал, что эти унаследованные вещи нужно вернуть, я чувствовала какое-то давление в области груди, а когда Рут согласилась с тобой, давление исчезло.

Рут: Я словно вижу эти серебряные ложки перед собой. Странно, как сильно я их люблю! Они действительно имеют для меня особенное значение. (Смеется.)

Б.Х.: Знаешь, как это можно назвать? Любовь к несчастью.

Франк: Кстати, я только что вспомнил, что я унаследовал от моего крестного отца, который был гомосексуалистом, кольцо с рубином.

Б.Х.: Это не имеет ничего общего с ситуацией Рут, и ты, конечно, можешь оставить его у себя.

Франк: Я его никогда не ношу. Оно просто лежит в ящике стола.

Б.Х.: Однако ты его получил от крестного в подарок, и я бы это уважал.

Франк: Значит, кольцо может оставаться в ящике стола?

Б.Х.: Да. В этом отношении не существует никаких правил поведения, но каждый из нас может сразу почувствовать, правильно ли он поступает. Все унаследованные вещи обладают какой-то действующей силой. Они по своему участвуют в нашей жизни. Они не просто безжизненные и мертвые предметы. В этом надо отдавать себе отчет.

(К Рут): Ты должна отдать это серебро тому, кто ближе к умершей, чем ты.

Рут: Я не могу сейчас вспомнить никого подходящего.

Б.Х.: Тогда ты просто должна носить в себе картину этой необходимости.

Вильгельм: У меня вопрос. Ты сказал, что Рут должна отдать эти вещи кому-то другому, кто ближе в семье к умершей, чем она. А если ситуация складывается наоборот, то есть если у кого-то есть права на наследство, и он должен, с точки зрения системно-семейного порядка, получить или даже потребовать его через суд?

Б.Х.: Да, бывают случаи, когда обязанность наследника — принять наследство.

Вильгельм: Ты имеешь в виду, что когда кто-то что-то унаследовал, ему обязательно нужно это принять?

Б.Х.: Нет, не всегда. Иногда нам приходится наследовать что-то из соображений лояльности, например, если такое наследство — какая-то важная фирма или дело.

Вильгельм: Ты хочешь сказать, что-то созданное родителями?

Б.Х.: Да, и тот, кто отказывается от такой ответственности, может потерпеть неудачу в том, что он выбрал для себя взамен. Это зависит от обстоятельств.

206

Вильгельм: У меня еще вопрос. Что если родители говорят одному ребенку: «Ты получишь все», а другому: «Ты ничего не получишь»?

Б.Х.: Тогда ребенок, унаследовавший все, должен забрать все это и потом отдать половину брату или сестре. Это восстановит справедливость. Вильгельм: Да, я понимаю.

Дагмар: У меня тоже есть вопрос. Положим, мать завещала дочери какие-то финансовые средства, которые она так разместила, что из-за этого капиталовложения у дочери возникли проблемы с налоговым уп-1> равлением и теперь она должна заплатить больше, чем получила бы в 1 наследство. Будет ли дочь тогда обязана все же принять это наследство? > Б.Х.: Ребенок не обязан принимать на себя долги своих родителей.

Такие долги — часть личной судьбы родителей.

Дагмар: Значит, дочь может заранее решить, принимать наследство или нет.

s Б.Х.: Да. Но при этом ребенок должен оставаться в мире со своими

родителями. Например, она может дать понять своим родителям, что после их смерти примет завещанное ими наследство, но когда действительно ', придет время, она этого не сделает. Кроме того, если родители завещали I ребенку то, что они, в свою очередь, получили несправедливым способом, ребенок должен отказаться от такого наследства, если не хочет быть вовлечен в переплетение с чьей-то несчастливой посторонней судьбой.

Расстановка: Влияние судьбы

Клаудия: Мне хочется расставить мою родительскую семью.

Б.Х.: Хорошо. Кто к ней принадлежит?

Клаудия: Отец, мать и три дочери. Через двенадцать лет после рождения младшей дочери моя мать родила сына от другого мужчины. Тогда мои родители развелись, а мать вышла замуж во второй раз, но потом и с ним развелась.

Б.Х.: Почему же твои родители развелись?

Клаудия: Мы, дети, долго верили в то, что это случилось потому, что отец был алкоголиком. Он довольно много пил. Но на самом деле связь между ними очень рано ослабла.

Б.Х.: А с чьей стороны были все твои погибшие тетки?

Клаудия: Это сводные сестры отца от первой жены дедушки. Она умерла при рождении шестого или седьмого ребенка.

(Клаудия выбирает из группы тех, кто будет играть роли в ее расстановке и сообщает участнице, играющей роль младшей сестры, что та уехала жить в Канаду.)

Б.Х.: Так как ты сообщила ей об этом, она не сможет испытывать спонтанные чувства. Если во время расстановки у нее появится желание уехать, мы не будем знать, возникло ли это чувство спонтанно или потому, что ты ей рассказала.

207


6810622550101342.html
6810740477357675.html
6810838216618801.html
6811104439948591.html
6811197804885083.html